Взрыв в Казахстане: Бунт рабочих, безработной молодежи, бедных пригородов

0 0

На фото: участники акции против повышения цен на сжиженный газ в Алма-Ате, Казахстан.

На фото: участники акции против повышения цен на сжиженный газ в Алма-Ате, Казахстан. (Фото:
AP Photo/Vladimir Tretyakov/ТАСС)

В Казахстане жители крупных городов массово вышли на улицы. Первоначально гнев был вызван ростом цен на топливо. С 1 января цена за литр сжиженного газа возросла до 120 тенге ($0,27). Протестующие потребовали снизить цену до 50−60 тенге ($0,11−0,13). В ответ на это, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поручил правительству срочно рассмотреть ситуацию в протестующих регионах. Позднее поступили сообщения о том, что правительство согласилось снизить стоимость газа. Но было уже поздно.

Митинги переросли в восстание. Протестующие атаковали правительственные здания. Начались столкновения. На улицах запылали полицейские автомобили. События отчасти напоминают аналогичные процессы в Киргизии. Повстанцы — многотысячные толпы жителей крупных городов — штурмуют административные здания, то есть митингующие не обороняются, а наступают, инициатива на их стороне. Но бои идут с переменным успехом. Появились сцены братания толп восставших с военными и сцены бегства военных при приближении толпы (Алматы).

Похоже, у армии, состоящей в значительной мере из обычных призывников, нет желания конфликтовать с протестующими. Так же появились видео с отбиранием оружия у полицейских. В Алматы толпы упорно штурмуют здания местной администрации, применяя, порой, оружие. Впрочем, силовики, сохраняющие лояльность правительству, так же применяют оружие. По некоторым сообщениям отдельные здания уже несколько раз переходили из рук в руки.

Протесты и восстания разлились по всей стране, поэтому режим оказался не способен сосредоточить все лояльные ему силы в столице. И еще потому, что Казахстан огромен.

Другой интересный факт заключается в том, что в выступлениях участвует промышленный рабочий класс, включая Жанаозень, где в прошлом режимом были расстреляны рабочие во время забастовки. Вообще, на видео постоянно мелькают какие-то рабочие парни, и практически отсутствует офисный планктон и хорошо одетые граждане. Все повстанцы имеют вид обычных городских и сельских рабочих или безработной бедноты. К протестам присоединились целые промышленные коллективы. Забастовали металлургические заводы в Балхаше. Рабочие «Мангистаумунайгаза» — одной из крупнейших в Казахстане нефтегазовых компаний в Мангистауской области, так же устроили стачку.

В выступлениях могут участвовать и некоторые представители мелкого бизнеса. А вот верхушка бизнеса в Казахстане так или иначе связана с государством и правящими кланами чиновников.

Но каковы, все же, взгляды, идеи участников восстания? Любопытно, что на митингах и шествиях не присутствуют группировки оппозиции, нет никаких флагов, лозунгов и знамен.

Сами жители Казахстана говорят, что недовольство зрело очень давно. Страна обладает огромными природными богатствами, прежде всего запасами нефти и газа, но большинство живут в бедности, среднего класса почти нет. Основная масса населения — плохо оплачиваемые наемные рабочие сферы услуг и промышленности. Сыграла роль и пандемия, в 2020 г ВВП упал на 2,6%. Правда в 2021 наблюдался восстановительный рост (в пределах 3,5%). Относительная бедность населения на фоне богатства страны и ее верхушки давно вызывают раздражение. Рост цен на топливо стал лишь последней каплей.

Сказалось и растущее раздражение из-за последствий пандемии и не слишком удачных попыток справится с ней. Недовольство вызывает и сам Нурсултан Назарбаев, которого многие считают реальным правителем страны.

Поэтому, когда правительство уступило требованиям снизить цены, оно уже не смогли сбить накал противостояния. А может быть тот факт, что власть «прогнулась» под протестующих, показал им, что можно добиться и большего, что власть боится, что она слаба. На митингах стал распространяться лозунг, направленный уже лично против Назарбаева — Шал, кет! (Уходи старик!). В то же время среди повстанцев преобладают социальные требования.

От имени некоего Народного комитета распространяются требования, расположенные в таком порядке

1. Снижение цен на продукты питания

2. Снижение цен на ГСМ

3. Снижение возраста выхода на пенсию до 58/60 лет

4. Полная отставка правительства

5. Освобождение всех заключенных, задержанных во время демонстраций.

6. Повышение заработной платы простому народу

Так же списке присутствуют требования увеличить пенсии, отменить платные дороги и увеличить детские пособия. Показательно, что отставка правительства находится лишь на пятом месте. Первый пункт указывает на то, что больше всего беспокоит участников движения — цены на еду. А шестой пункт говорит сам за себя, указывая на социальный и классовый состав повстанцев.

Политолог Камран Гасанов считает, что события в Беларуси и Казахстане, это своего рода арабская весна на просторах СНГ, вызванная, прежде всего, пандемией и неумением некоторых правительств справится с ситуацией. Возможно, это отчасти верно.

Однако, в отличие от Беларуси, где движение шло под контролем или в условиях идейной гегемонии либеральной оппозиции («буржуазной культурной гегемонии», как сказал бы итальянский мыслитель, Антонио Грамши), повстанцы Казахстана выдвигают прежде всего социальные требования, а так же они отказались от практики ненасилия и не уважают собственность. Когда с карты протестов исчезают либералы, динамика резко меняется…

Итак, в Казахстане мы видим спонтанное, низовое социально-классовое восстание — бунт рабочих, безработной молодежи, бедных пригородов. Сегодня низы общества не обладают собственным классово-корпоративным сознанием и организацией в виде выборных Советов или народных комитетов. То есть, массы не пытаются создать свои органы самоуправления, взяв под контроль сердце мира — промышленное предприятие и коммуникации (как было в начале 20 столетия во многих странах). В ближайшем будущем вряд ли это случится. Хотя происходящее может дать низам общества большой опыт, вряд ли стоит ожидать появления системы заводских и территориальных рабочих Советов, как во времена русской, германской и итальянской революций 1917−1921 гг или во время венгерской революции 1956 года.

Ближайшее будущее Казахстане остается неопределенным. Если движение не будет подавлено, Казахстан может ожидать киргизский сценарий. Это означает, что массы временно покинут улицы после победы. Это так же означает приход к власти одного за другим слабых правительств, мало на что способных, однако время от времени уступающих народным требованиям. Впрочем, пока об этом рано говорить.

Между тем, в последние часы упорно циркулирует информация о захвате повстанцами ряда административных зданий, а также аэропорта Алматы.

Источник

You might also like

Leave A Reply

Your email address will not be published.