Второй эшелон окружения Путина — самый опасный для президента

0 0

На фото:  Олег Дерипаска

На фото: Олег Дерипаска (Фото:
Александр Щербак/ТАСС)

Олег Дерипаска и Михаил Ходорковский вступили в заочный спор о возможном уходе Владимира Путина с поста президента и последствиях этого шага для страны.

Поводом для спора олигархов стал проект резолюции Конгресса США о непризнании Владимира Путина президентом в случае, если он будет баллотироваться на очередной — пятый по счету президентский срок в 2024 году. По мнению Ходорковского, даже обсуждение резолюции может привести к делегитимации российской власти в международном общественном восприятии.

В ответ Дерипаска упрекнул Ходорковского в неуместной популяризации темы транзита власти, в то время как исправленная Конституция дает Путину возможность «идти на выборы еще на пару сроков». «Но как настоящий комсомолец, Ходорковский электризует своих сторонников издалека нетерпением перемен, немедленных и неизбежных», — указывает Дерипаска.

На тему транзита власти высказался и депутат-единоросс Евгений Федоров. По его мнению, в России нужно провести еще одну конституционную реформу — окончательно порвать с международным правом, поскольку США хотят через крупный бизнес и политиков устроить народный бунт и не допустить переизбрания Путина в 2024 году.

Активность в публичном пространстве упомянутых фигур, находящихся на громадной дистанции от президента (вспомним, как Путин публично унизил Дерипаску в Пикалево, намекнув на его склонность присваивать чужое) может свидетельствовать о нарастающем напряжении в российских элитах, вызванном политической неопределенностью и страхом за свое будущее.

Именно ради успокоения элит были затеяны поправки в Конституцию, объяснял ранее Путин. Иначе, они просто не могли работать. Если так называемый «ближний круг», состоящий из старых, проверенных временем, соратников президента, относительно надежен, то второй круг его окружения — более широкий. С ним и могут быть связаны потенциальные риски.

— Попытки создать рейтинги влиятельности окружения Путина необходимы, для понимания общественностью происходящих процессов, однако иерархия эта сложноуловима. Изменения в ней неочевидны, а инсайды часто имеют рукотворное происхождение, — говорит политолог Станислав Смагин.

— Также важно определиться с тем, кто кого формирует: Путин — свое окружение или окружение, вся совокупность кланов, формирует фигуру Путина, а он является арбитром между ними. Скорее всего, истина где-то по середине. Ближний круг очень узок — не более десятка человек.

«СП»: — Кто входит во второй круг его окружения?

— Есть два типа близости той или иной фигуры к президенту: личная и по профессиональным качествам, по необходимости соблюдать внутриэлитный баланс. Например, Золотов по личным качествам близок к президенту — они рядом уже 30 лет, но в самый «топ» он не входит. То же самое можно было сказать о покойном главе МЧС Зиничеве.

Если говорить про личную близость, то ко второму эшелону я бы отнес Чубайса, Медведева, Кудрина. Они Путину давно и хорошо известны, давно сопровождают его по жизни. Это очень похоже на брак по расчету. Тот же Золотов Путину может быть и милее, но чаще приходится взаимодействовать, например, с Чубайсом.

С Медведевым, которого Путин знает также десятки лет, они многое вместе прошли, несмотря на профессиональную вынужденную близость, лично не самые близкие люди, не супердрузья. Его пример показывает динамичность второго эшелона. Из первого довольно легко можно выпасть во второй, а потом вернуться.

«СП»: — Получается, во втором эшелоне очень разнородные люди. В условиях турбулентности, каждый из них может начать тянуть политическое одеяло на себя. Особенно выделяются Чубайс и Кудрин — идеологически они на одной стороне с Ходорковским и, наверное, чужды Путину?

— Путин скорее понимает рыночных либералов. Это идеология потребительского либерализма. Поэтому Чубайс и Кудрин если и отодвигаются сейчас чуть в сторону, то только ради сохранения элитного баланса, а не по идеологическим причинам. Чубайс ближе Путину, чем, например, Глазьев. Либералы могут представлять Путину угрозу только тем, что захотят вернуться на свои прежние позиции, а это может войти в противоречие с интересами других игроков.

Вообще, неверно противопоставлять силовиков и либералов. У силовиков может быть имущество за границей, они находятся с либералами в симбиозе. Это их внутриэлитные игры по правилам за конфигурацию власти, которые в какой-то момент, в связи с внутренними или внешними обстоятельствами могут стать неуправляемыми и тогда эта конфигурация может начать меняться не интригами, а более жесткими методами.

Признаки потери управляемости в стране имеются. Информационный поток все больше похож на смесь позднебрежневских и раннеперестроечных новостей.

— Наша власть, политическая элита даже после принятия изменений в Конституцию, в массе своей не видит себя частью историческо-политического процесса под названием Россия, — продолжает директор Центра изучения проблем формирования гражданского общества Института инновационного развития Денис Зоммер. — У многих деньги, родственники либо уже за рубежом, либо они связывают с Западом свое будущее. Резолюция Конгресса США их пугает.

Поэтому два крупных представителя бизнеса выступили по этому поводу. Один — Ходорковский, который был отлучен от бизнеса за вмешательство в политику — поддержал американскую сторону. Второй, имеющий здесь преференции, вступился за действующее руководство нашей страны. Но конфуз ситуации в том, что никто не спросил мнения самой страны, народа. Причем, мнение россиян игнорируют власти обеих стран.

Это доказывает, что от мнения людей у нас мало что зависит. Выборы уже давно вызывали нарекания, а после введения ДЭГ они вообще могут выродиться. Мы не видим наших сограждан на улицах, которые могли бы выступить против вмешательства в будущее страны извне. Не сомневаюсь, что все это закончится очередными санкциями. Там, в отличие от России, своих целей добиваются настойчиво.

— Спор Ходорковского и Дерипаски — это спор жабы и гадюки, — резюмирует координатор Левого фронта Сергей Удальцов. — Дерипаска, встроен в существующую вертикаль, имеет теплое место. Хотя есть масса информации, чем он занимался в 1990-е и нулевые годы. Но так как он лоялен Путину, власть его не трогает. Он заинтересован, чтобы существующая система сохранялась и поэтому не против продления полномочий Путина на длительное время.

Ходорковский в свое время пытался с Путиным конкурировать, за что показательно был наказан, осужден, отсидел 10 лет, выслан за границу. Его интересы противоположны. При Путине ему ничего не светит. Чтобы вернуться, вновь стать крупным бизнесменом или пойти в политику, ему необходим уход Путина и смена политической системы. Но по сути, оба они выступают с позиций крупного капитала. Оба страшно далеки от интересов народа.

С точки зрения интересов большинства россиян цели обоих неприемлемы и неперспективны. России нужен левый поворот. Ни Ходорковский, ни Дерипаска в этом не помощники.

Источник

You might also like

Leave A Reply

Your email address will not be published.