О компании OpenSea, ставшей лидером рынка NFT

0 0

Считается, что стартапам следует иметь какую-либо специализацию, однако основатели OpenSea преуспели благодаря построению широкого рынка для создания и торговли всеми видами NFT, будь то искусство, музыка или игры. Теперь, когда им принадлежит стомиллионное состояние и они близки к тому, чтобы стать миллиардерами, у них появились определенные проблемы: конкуренты, мошенники, а также возможный крах на рынке криптовалют.

В марте 2020 года, когда началась пандемия COVID-19, основатели OpenSea Девин Финцер и Алекс Аталла провели телефонную беседу для обсуждения дальнейших планов.

Их стартап, состоявший из пяти человек, (еще в 2017 году – ред. Finam.ru) разработал платформу, на которой пользователи могли создавать, покупать и продавать всевозможные невзаимозаменяемые токены (NFT) – цифровые сертификаты, используемые для подтверждения права владения уникальными цифровыми активами, такими как предметы искусства или музыка, в специальной базе данных, известной как блокчейн. Тем не менее, спустя 26 месяцев после запуска данной платформы у них было всего 4000 активных пользователей, совершающих транзакции на сумму $1,1 млн в месяц, а месячная выручка (с учетом комиссии с продаж в размере 2,5%) составляла лишь $28 000. На тот момент рынок NFT “казался мертвым”, – вспоминает технический директор компании OpenSea Аталла разговор с Финцером. Более того, их прямой конкурент Rare Bits, имеющий более высокие финансовые показатели, только что объявил о своем закрытии. Партнеры поставили себе цель вдвое расширить бизнес к концу года – и достигли ее уже в сентябре.

Наконец, в феврале 2021 года рынок NFT вышел из спячки – и “сошел с ума”. В июле OpenSea обработала сделки с NFT на сумму $350 млн. В том же месяце благодаря раунду финансирования, который возглавила Andreessen Horowitz, компании удалось привлечь $100 млн венчурного капитала при оценке бизнеса в $1,5 млрд. В августе, когда шумиха вокруг NFT достигла своего апогея, объем сделок увеличился в десять раз до $3,4 млрд, при этом размер комиссии вырос до $85 млн за месяц, тогда когда издержки OpenSea составили, вероятно, менее $5 млн. С тех пор объем сделок снизился примерно до $2 млрд в месяц, однако теперь у стартапа 1,8 млн активных пользователей и он занимает доминирующее положение на рынке. В компании уже работает порядка 70 сотрудников и ведется поиск еще десятков, включая крайне необходимых специалистов технической поддержки.

Недавно стали ходить слухи о том, что OpenSea намерена провести очередной раунд финансирования, в ходе которого бизнес может быть оценен в $10 млрд. 31-летний генеральный директор Финцер и 29-летний Аталла, каждому из которых принадлежит 19%-ная доля компании, могут уже в ближайшее время стать новыми миллиардерами в сфере криптовалют.

Тем не менее, сидя рядом с 32-футовой копией Статуи Свободы, которая поднимает коктейль вместо факела, Аталла показал себя скромным человеком в ходе третьей ежегодной ноябрьской конференции по криптовалютам NFT.NYC, которая проходила в ресторане нового комплекса Margaritaville Resort Times Square в Нью-Йорке. На этом мероприятии присутствовало 5 500 зарегистрированных участников, а еще 3 000 находились в списке ожидания. Можно сказать, что именно скромность лежала в основе успешной стратегии Финцера и Аталлы. Некоторые консультанты призывали их специализироваться на конкретной нише рынка NFT: например, на искусстве, играх или музыке. Однако они предпочли создать платформу, которая подходит для всех категорий, поскольку понимали что не могут предвидеть, какие именно виды NFT станут популярными.

По словам Финцера, OpenSea процветает не только за счет широкой сети, но и за счет того, что “находится в нужном месте и в нужное время”, а также прислушивается к потребностям пользователей. Платформа отслеживает NFT на Ethereum и других блокчейнах, а все покупки совершаются в криптовалюте. Продавцы могут выбрать формат с фиксированной ценой или же устроить аукцион. Художники, тем временем, могут потребовать процент от цены каждой перепродажи. В конечном счете, по мнению Финцера, система верификации прав собственности на NFT работает для любых товаров: от билетов на концерты до недвижимости, однако нельзя быть уверенным в том, что и когда окажется успешным. “Я всегда был настроен довольно пессимистично”, – отмечает он.

Несмотря на внезапный успех, OpenSea сталкивается с серьезными и разнообразными рисками – от мошенничества и очередного краха рынка NFT до новых конкурентов. В октябре Coinbase, крупнейшая в США криптовалютная биржа и один из первых инвесторов OpenSea, объявила о том, что запустит собственную пиринговую площадку для NFT. В течение буквально нескольких недель на Coinbase было зарегистрировано 2,5 млн человек, находящихся в листе ожидания, а генеральный директор криптобиржи Брайан Армстронг предсказывал, что новый бизнес “может быть таким же большим или даже больших размеров”, чем его основной бизнес по торговле криптовалютами.

Формат открытого рынка, созданный OpenSea, повышает риск подделки и мошенничества, можно спросить об этом у Amazon или eBay. Например, мошенник может скопировать изображение чужого искусства и продать его как NFT на OpenSea. Финцер отмечает, что сайт работает над автоматическим обнаружением подделок, а модераторы впоследствии исследуют подозрительные предложения.

Тем не менее, сотрудники компании могут также создавать проблемы. В сентябре Финцер потребовал отставки директора по продукту OpenSea после того, как пользователи Twitter обнаружили связанный с этим топ-менеджером криптовалютный кошелек, который покупал NFT незадолго до того, как они появлялись на главной странице OpenSea, где регулярно обновляются цены – другими словами, он якобы опережал решения своего собственного работодателя.

Несмотря на то, что основатели OpenSea кажутся скромными, они вовсе не лишены амбиций. Выросший в области залива Сан-Франциско в семье врача-терапевта и отца-программиста, Девин Финцер говорит о том, что был огорчен, когда ему отказали Гарвард, Стэнфорд, Принстон и Йель (в результате он учился в Брауновском университете). После непродолжительной работы инженером-программистом в Pinterest Финцер основал в 2015 году свой первый стартап Claimdog, а через год продал его компании Credit Karma.

Алекс Аталла, родившийся в Колорадо в семье колумбийского иммигранта и матери-американки, в детстве составлял таблицы, которые позволяли сравнивать качества различных объектов: от птиц до браузеров. После окончания Стэнфорда он работал программистом, прежде чем начал сотрудничать с Финцером. В январе 2018 года они предложили стартапу Y Combinator идею, заключавшуюся в том, чтобы платить пользователям в криптовалюте, если те начнут делиться своими точками доступа Wi-Fi. Но в тот момент всеобщее внимание привлекали CryptoKitties – мультяшные виртуальные кошки, записи о владении которыми фиксировались на блокчейне Ethereum. “Впервые люди, которые не особо интересовались криптовалютой, внезапно проявили к ней интерес осознанно, а не только для того, чтобы попытать удачу. Это был знаковый момент”, – заявляет Аталла. В результате партнеры быстро переключились на OpenSea, а затем перевели штаб-квартиру в Нью-Йорк.

Как и Beanie Babies (линейка мягких игрушек, набитых пластиковыми шариками, а не обычным мягким наполнителем – ред. Finam.ru), CryptoKitties оказались бесполезными предметами коллекционирования с точки зрения инвестиций, поскольку их было слишком много, чтобы стоить дорого. После бума в начале 2018 года интерес к криптовалюте и к NFT угас.

Тем не менее, в начале 2021 года рынок вновь ожил, но разбудила его не деятельность OpenSea. Внимание привлекли такие платформы, как Nifty Gateway (платформа для онлайн-аукционов цифрового искусства для невзаимозаменяемых токенов – ред. Finam.ru) близнецов-миллиардеров Уинклвосс. В марте прошлого года торговый дом Christie’s продал с аукциона цифровую картину “Everydays: The First 5000 Days” современного художника Майка Винкельманна, известного под псевдонимом Beeple, за $69 млн. Это была третья по величине сумма, когда-либо уплаченная за произведение искусства при жизни художника.

По мере того, как цены на NFT достигали сногсшибательных величин, все больше и больше обычных людей решались на то, чтобы стать творцами, коллекционерами или спекулянтами, приобщаясь к OpenSea с ее философией, которая гласит, что любой может стать художником. Например, на сайте есть продвинутая система фильтрации, поэтому пользователи могут находить NFT с самыми редкими (и теоретически наиболее ценными) характеристиками. Когда создается новый NFT и вносится в Ethereum, сайт автоматически генерирует веб-страницу с его изображением. Это довольно удобная функция, поскольку NFT стали признаком статуса, и некоторые люди делятся своими страницами OpenSea, меняя изображения своих профилей в Twitter на принадлежащие им NFT. “Это превратилось в замкнутый круг обратной связи, движимый завистью и желанием. При этом OpenSea действительно захватила этот рынок”, – отмечает Ричард Чен, партнер венчурной фирмы 1Confirmation и один из первых инвесторов OpenSea.

К примеру, бывший 27-летний модельер Дэни, проживающая в Джорджии, смогла превратить $17000, вложенные в NFT коллекции “World of Women”, в портфель стоимостью $715000. Между тем Эй Джей, 37-летний бывший генеральный директор одной из игровых компаний из Северной Каролины, вложил менее $10 000 в NFT, а теперь оценивает свои цифровые активы в $1,3 млн. Недавно он убедил своего брата-гастроэнтеролога начать покупать NFT. Брат, в свою очередь, привлек к подобным инвестициям своих приятелей.

Все это выглядит как пузырь, в связи с чем возникает вопрос, как будет себя вести OpenSea, когда он лопнет. “У нас есть достаточное количество запасов, если понадобится пережить зиму”, – отвечает Финцер.

Источник

Источник

You might also like

Leave A Reply

Your email address will not be published.