Казань брал… можем повторить!

0 0

На фото: Казанский Кремль со стороны Волги.

На фото: Казанский Кремль со стороны Волги. (Фото:
Сергей Фадеичев/ТАСС)

Комитет Государственного совета Татарстана по госстроительству и местному самоуправлению подготовил предложения и поправки ко второму чтению федерального законопроекта «Об общих принципах организации публичной власти в субъектах РФ». Главное место среди них занимает поправка о сохранении поста президента республики.

«Мы предлагаем установить, что наименование должности высшего должностного лица субъекта РФ устанавливается Конституцией, уставом субъекта РФ с учетом волеизъявления его народа. Думаю, здесь нет необходимости расшифровывать. Наше предложение и поправка звучит именно таким образом», — заявил председатель комитета Альберт Хабибуллин.

«Отдельные положения законопроекта противоречат основам конституционного строя РФ как демократического федеративного правового государства. Мы считаем, что излишне на федеральном уровне детально регулировать вопросы, относящиеся и к вопросам совместного ведения. Фактически в данной редакции законопроекта для субъектов не остается возможности для собственного законодательного регулирования, в том числе с учетом местных и исторических особенностей», — подчеркнул он.

Это какие исторические особенности у Татарстана в наименовании главы республики президентом? У нас до 1990-го отродясь никаких президентов не было. Почему они так не хотят переименования? Для них это последний атрибут федерализма? Или сепаратизма?

— Демарш татарской элиты является проявлением сепаратизма и проверкой федерального центра на прочность, — уверен эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров.

— Эта попытка несет реальную угрозу безопасности и целостности страны. Москва ни в коем случае не должна поддаваться шантажу и идти на уступки. Пост президента Татарстана должен быть законодательно упразднен. Кажущаяся малозначительность поправок, на самом деле, имеет важное символическое значение. Пост президента Татарстана — вызов российской государственности. В России должен быть только один президент, так же как в США — один президент, а все остальные — губернаторы, пусть и избираемые местным населением.

«СП»: — Чего они этим добиваются?

— Татарская элита тестирует, как далеко они могут зайти в продвижении своей сепаратистской повестки в сложный переходный период, когда в России ожидается транзит власти и возможно временное ослабление роли федерального центра. Похоже, в Казани ожидают, что в этот момент, как в 1990-е, откроется окно возможностей — и они наконец реализуют свой план по независимости Татарстана.

Поэтому нынешние действия руководства Татарстана являются проявлением сепаратизма и должны быть подавлены самым решительным образом, вплоть до введения прямого президентского правления и полной зачистки нынешней элиты. В руководство Татарстана должно быть назначено больше русских, по крайней мере, в соответствии с пропорцией русского населения, булгар, а также татар из других регионов РФ, которые утратили связи с нынешней сепаратистской элитой.

В Москве должны понять, что бесконечное откладывание решительных действий может привести к развитию ситуации по чеченскому сценарию, когда придется вводить в Татарстан войска. Лучше подавить сепаратизм в зародыше, пока он не принял форму вооруженного мятежа.

«СП»: — Им мало существующих атрибутов суверенитета?

— Для татарской элиты главное — сохранение своего монопольного положения в республике, ограничение возможностей федерального центра по кадровым назначениям внутри Татарстана, поддержание подчиненного статуса русского населения республики, недопущение продвижения этнических русских на руководящие посты. Напомню в этой связи, что политика большевистского руководства РСФСР состояла в искусственном расчленении единой русской нации путем создания различных национальных образований, где русские не являлись титульной нацией и были отданы в услужение местным этнократиям.

Стратегическая цель татарской элиты — сохранить это привилегированное положение, а при благоприятных условиях выйти из состава РФ и сформировать собственное этнократическое государство по типу тех, что мы сейчас наблюдаем в Средней Азии, Закавказье и Прибалтике. В этом плане пост президента Татарстана позволяет республике выходить на руководителей других стран и самостоятельно вести бизнес с турками и арабами, что, безусловно, представляет угрозу безопасности России.

Чтобы говорить о росте сепаратизма, для начала надо признать наличие сепаратизма — говорит политолог Константин Калачев.

— Насколько я помню, сепаратизм при Путине был побежден. Теперь взялись за федерализм. Единая система публичной власти — это переход к унитарному централизованному государству. Элиты Татарстана хотят сохранить остатки былого федерализма. Так что, я бы не драматизировал.

«СП»: — А что для татарстанских элит этот федерализм? Какие именно преференции они хотят сохранить и как им в этом поможет название главы республики?

— Власть и деньги, почет и статус. Если федеральный центр возьмет под свой контроль все основные финансовые потока и кадровую политику в республике, это для них пострашнее, чем переименование президента в главу.

«СП»: — А насколько Татарстан сегодня еще остается самостоятельным и независимым от Центра?

— Начнем с того, что Татарстан — донор. Кадровую политику они определяют сами. Финансы контролируют. «Татнефть» все еще татарская. Авиакомпания своя есть. Но это уже детали. Чтоб понять разницу, достаточно сравнить Татарстан и Башкортостан.

Шанс на принятие предложенных Казанью поправок, по мнению политолога Дмитрия Галкина, все-таки есть.

— Вряд ли в Кремле все так единодушно желают без всякой необходимости спровоцировать недовольство региональной элиты Татарстана. Разумеется, те группы в окружении президента, которые контролируют правоохранительные структуры, могут рассматривать конфликт с региональной элитой как способ упрочить собственные политические позиции. Однако у центральной власти сегодня множество проблем, и вряд ли она захочет искусственно создавать еще одну, несмотря на то, что сегодня в противостоянии с центром региональная элита Татарстана обречена на поражение.

«СП»: — Почему в Татарстане так цепляются за должность президента? Какая разница, как называется должность?

— Дня региональной элиты Татарстана название должности главы Республики имеет важное символическое значение. Оно является доказательством особого положения региональной элиты Татарстана в российском политическом пространстве, что в современных условиях равносильно дополнительным гарантиям безопасности.

Кроме того, региональной элите важно показать населению, что она еще обладает влиянием, и центр продолжает с ней считаться. Это необходимо для сохранения политической стабильности. Действия региональной элиты вызывают общественное недовольство, и, если станет ясно, что центральная власть не желает ее поддерживать, то противники республиканского руководства станут действовать смелее.

«СП»: — Некоторые эксперты считают, что идет торг за наворованные в свое время ресурсы плюс нежелание отдавать свои преференции? О каких именно преференциях речь?

— Как видите, я сказал примерно тоже самое, только иными словами. Местные элиты боятся окончательно утратить возможность использовать наиболее выгодные ниши региональной экономики и контролировать внутренние финансовые потоки. В таком богатом регионе Татарстан им, есть, что терять даже после передела в пользу союзников центральной власти, произошедшего в середине 2000-х.

В отличие от 1990-х в распоряжении региональной элиты Татарстана сегодня нет реальных политических механизмов, способных защитить ее от давления со стороны силовиков. Поэтому столь важное значение для нее приобретают символические свидетельства ее значимости и самостоятельности, в том числе, название должности главы.

«СП»: — Насколько опасно для страны стремление региональных элит к большей самостоятельности? Развал Союза начинался также с желания местных князьков больших полномочий, что быстро выросло в этно-сепаратизм?

— Во-первых, руководство союзных республиках обладало в советские времена несравненно большими полномочиями, чем нынешние российские губернаторы, которые не могут самостоятельно даже сформировать региональное правительство.

Во-вторых, внутри государственного руководства СССР были группировки, стремившиеся опереться на помощь политической элиты союзных республик в своей междоусобной борьбе, что открывало перед республиканскими лидерами огромные возможности для самостоятельной политической игры. В современной России ничего подобного не наблюдается.

В-третьих, в ряде республик местные руководители могли опереться на довольно сильные сепаратистские настроения, которые поддерживала значительная часть интеллигенции. В современной России сепаратизм ни в одном регионе (может быть, за исключением Тывы) не пользуется сколько-нибудь массовой поддержкой.

Поэтому сейчас ситуация совершенно иная, чем в конце 1980-х — начале 1990-х, и стремление региональной элиты к большей самостоятельности не угрожает государственному единству России. Единственное, что нас сближает с тем временем, это недовольство значительной части населения своим экономическим положением и отсутствие надежды на то, что оно может улучшиться в существующих экономических и политических реалиях. И вот это, как мне кажется, и является главной угрозой для российской государственности.

— Атрибуты независимости будут разменяны на уступки федеральной власти Татарстану по другим позициям. Например, по разрешению властям Татарстана расширять бизнес с турецкими и арабскими компаниями, — убежден директор Институт ЕАЭС Владимир Лепехин.

— У федералов нет козырей и возможностей заткнуть руководство Татарстана. Они будут торговаться и пытаться подкупить татарскую верхушку. Чеченской верхушке они передали серьезные нефтяные активы, татарстанской передадут что-то подобное.

Однако вслед за татарами против центра наверняка встанут якуты, которые тоже захотят денег и активов. Дальше — больше. Никто в федеральной власти не осознает, что бикфордов шнур нацвопроса в РФ уже подожжен, а российская элита продолжает строить дворцы, покупать яхты и гнобить собственное население…

«СП»: — А разве у татарстанских элит мало самостоятельности? Татнефть, своя авиакомпания, самостоятельна кадровая политика, контроль над финансовыми потоками? Им мало? Вот бизнес с турками им подавай…

— Нет предела совершенству, как нет предела наживе. В Татарстане уже действуют десятки турецких компаний, и, похоже, федералы надавили на этот бизнес в свете последних событий в связи с ростом напряженности в отношениях Москвы и Анкары. Отсюда татары достали джокера — название важного атрибута власти, чтобы им не мешали вести свой бизнес.

Источник

You might also like

Leave A Reply

Your email address will not be published.