“Генерал Мороз”: какую роль в битве за Москву сыграла погода

0 0

Нередко в немецкой историографии (да и вообще зарубежной) можно встретить утверждение, что в ходе московской битвы поздней осенью и зимой 1941 года чуть ли не ключевую роль сыграл мороз, остановивший германское наступление. При этом говорится, что холода стали подыгрывать Красной армии начиная с 12 ноября. Контрнаступление Красной армии под Москвой Фото: РИА Новости Контрнаступление Красной армии под Москвой Фото: РИА Новости

Надо сказать, что тема русской зимы, мешавшей вторжению вражеских армий в Россию, возникла задолго до Второй мировой войны. Впервые она внятно прозвучала еще в начале XVIII века в ходе Северной войны, в которой участвовали Россия и Швеция. Зима 1708 года действительно была очень холодной (климатологи пишут, что такой зимы в Европе не было чуть ли не с XIII века), что заставило шведов свернуть наступление.

Еще ярче тема зазвучала после неудачного похода Наполеона в Россию в 1812 году. Именно тогда впервые широко вошли в обиход зарубежной публицистики и мемуаристики такие штампы как "генерал Мороз" и "генерал Зима". Наполеоновские генералы оправдывали свой провал влиянием русского климата, который будто бы буквально выкосил французскую армию. Действительно, случаи обморожения и даже замерзания до смерти имели место. Но когда? Оказывается, уже в финале бегства наполеоновской армии: когда ее остатки подошли к Березине, ударил мороз до -20. А до этого зима была довольно мягкой, с температурами от минус 3 до минус 8. Кстати, и наступила она в 1812 году поздно.

А что же было в ноябре-декабре 1941 года? Как и в 1812 году, зима припозднилась. Первый день с температурой ниже нуля (-7) был 4 ноября. Потом наступила оттепель. Лишь в промежуток с 11 до 13 ноября столбик термометра в Московской области показывал значения от минус 15 до минус 18. Собственно говоря, эти три дня и стояла аномальная для этого времени года в московском регионе температура. Потом снова заметно потеплело. После 17 ноября опять стало холодать, замерзли болота и небольшие реки. Но, что интересно, это только способствовало продвижению войск вермахта – теперь танки и пехота шли по крепкому льду.

Разумеется, фактор зимы сыграл свою роль. Но не напрямую. Тут скорее всего сказались стратегические просчеты германского генштаба и лично Гитлера. Они надеялись на блицкриг, в ходе которого планировалось разгромить СССР за два-три месяца. То есть до наступления зимы. Под это все и выстраивалось: немцы не запаслись теплым обмундированием, а также специальным горючим и маслами для техники.

Немецкие пленные. Фото: Анатолий Гаранин РИА Новости У Красной армии ситуация в этом плане была лучше. Во-первых, в стране всегда готовились к зиме, это было делом привычным. Во-вторых, в ходе внезапного вторжения немцам достались склады в приграничных округах, где, кроме вооружений и боеприпасов, хранились в огромном количестве комплекты обмундирования. Но это была летняя экипировка, а зимняя складировалась в глубине страны и врагу не досталась. Таким образом, красноармейцы вовремя получили валенки, теплые шапки и полушубки, в то время как гитлеровцы утеплялись чем придется. В том числе – и отбирая теплые вещи у населения. Немецкие снабженцы раскачались слишком поздно: теплые шинели и мобильные вагончики с печками появились на фронте к исходу битвы за Москву.

Однако, судя по дневниковым записям командующего группой немецких армий "Центр" Федора фон Бока, сделанным как раз в период морозов 11-13 ноября 1941 года, вовсе не резкое понижение температуры воздуха его беспокоило. Он негодовал, что эшелоны, которые должны были срочно доставить его армиям боеприпасы, горючее и технику, были отданы для перевозки европейских евреев в концлагеря. Не получив должного снабжения, немецкое наступление забуксовало. Другим важным фактором было то, что к разгару битвы за Москву германские войска понесли значительные потери и выдохлись. А в моральном плане сказался и провал блицкрига: ведь по обещаниям командования война против СССР давно должна уже была победоносно завершиться. Таким образом, если сложить все эти факторы, ресурс немецкого наступления исчерпался. Именно это, а не зима, позволило Красной армии перейти в решительное контрнаступление, отбросившее в декабре немцев от Москвы. И, кстати, только во время контрнаступления и ударили по-настоящему сильные морозы, но наступательного порыва советских войск они не остановили.

Тем не менее Геббельс и его пропагандистское ведомство основной акцент в объяснении провала немецких планов сделали на климат. Якобы крепкие морозы помещали немцам пресечь советское контрнаступление. Но тут можно и должно использовать вполне себе бытовой аргумент: морозы мешают всем – и наступающим, и обороняющимся. На солдат и технику сражающихся армий они воздействуют одинаково.

Есть и еще один весомый аргумент, который разбивает в пух и прах миф о "генерале Морозе": Норвегию вермахт довольно быстро захватил в куда более худших климатических и метеорологических условиях, чем во время московской битвы.

Источник

You might also like

Leave A Reply

Your email address will not be published.